«Теперь все будет по-новому!»

Карл Стейз работал актером в захудалом театре.

-Как же все это мне надоело! – ругался, глядя на плохую игру своих коллег актер, — послать бы это все ко всем чертям!

Он работал в путешествующем театре уже много лет. У Карла была своя маленькая гримерка, где работник театра хранил помаду, парики и пудры.

В то утро он очень спешил. Зайдя к себе и сев на стул перед трюмо с большим зеркалом, Стейз даже не обратил внимания на то, что баночка, из которой он брал пудру, немного отличатся. Актер накрасил губы синей помадой, так как предстояло играть роль мима. Белая пудра легла ровным слоем на его щеки и лоб, а черный карандаш быстро обвел контуры губ и глаз.

-Ну что ж! – улыбнулся зеркалу Карл, — сыграем?!

Ему вдруг понравилось зловещее выражение своего загримированного лица. Перед глазами пронеслись годы, которые он терпел своих коллег-неудачников, их бесконечные пьянки и ругань.

Однажды он хотел уйти и пойти работать в более достойный театр, но хозяин этого балагана ответил ему очень жестко:

-Иди, Иди! Я пущу о тебе такую молву, что тебя даже попкорном торговать на задворки не возьмут!

И он начал гоготать. Карл навсегда запомнил эту мерзкую, жирную, смеющуюся физиономию. Немного подумав, пожилой актер решил не испытывать судьбу и остался…

Как же он их всех ненавидел.… Но он часто признавался самому себе в своей слабохарактерности. Как говорила его супруга десять лет назад, прежде чем уйти навсегда, громко хлопнув дверью:

-Бесхребетный слизняк!

Вот кем он был для всех и для самого себя – бесхребетным слизняком! И жизнь ему об этом частенько напоминала. То когда он, получив зарплату, неожиданно нарвался на хулиганов прямо около театра (Или не нарвался? Как-то странно смотрел на него хозяин, протягивая конверт), то когда обвалился потолок и все кроме него отделались легким испугом. А он пролежал три месяца в гипсе…

Но теперь все это было в прошлом! Теперь на него из зеркала смотрел новый Стейз. Опасный и безжалостный, не терпящий неповиновения.

Он вышел на сцену. Под белым плащом с черными квадратами холодной сталью к телу прижималась старинная сабля.

-А вот и наш грустный актер! – проговорила Фаррел, как и положено в ее роли.

-Да, это я! – улыбнулся мим и распахнув плащ, выхватил саблю.

Трое актеров, которые сидели на скамейке посреди сцены, не сразу поняли, что произошло. Может директор внес в спектакль какие-то новшества?

А нет! Голова Фаррел, летящая в зрительный зал и вопящие зрители, говорило об обратном. Жуткий мим смертоносным вихрем кружит по сцене, оставляя после себя только кровь и ужас…

Актеры запасных ролей, слыша жуткие вопли, вышли посмотреть, что же произошло.

-Карл? – слышит он голос недоумевающих коллег.

Но лезвие сабли вновь со свистом рассекает воздух. И вновь вопли ужаса разносятся вокруг.

-Карла больше нет! – кричит страшным голосом мим, — теперь все будет по-новому!

И тут из своего кабинета выбегает хозяин и по совместительству директор театра Деррик.

-Во имя всего святого, Карл! – кричит он, — остановись!

Сабля описывает широкую дугу, и правая кисть директора Деррика падает на сцену. Деррик смотрит на обрубок и не верит своим глазам. Следом, к кисти присоединяются обе ноги.

Ухмыляющийся мим идет в кабинет директора, открывает сейф и забирает все деньги.

-Теперь все будет по-новому…

Здесь притаились ваши суперспособности будущего от Викиум

Дорогие читатели, если вам понравился рассказ поделитесь им в социальных сетях. Ссылки смотрите ниже.