Светила Озерона

Очередной комбайн, вместимостью в пять тонн заехал на территорию комплекса и начал выгрузку руды.

-Что-то в последние дни маловато камешков! – заметил как бы между прочим Рэндольф, — а нам отсчитываться через месяц!

Мак промолчал. Он и сам понимал, что продление контракта с ними, а соответственно и финансирование, напрямую зависит от количества добытых алмазов. Группа ученых совместно с горняками занималась разработкой месторождений синих алмазов. На этой планете, под названием «Озерон», синих алмазов было больше, чем на прежних, на которых Маку довелось побывать и поработать.

-Пришли новые данные со спутника! – вбежала в комнату наблюдения Кэрол, старший связист исследователей, — если верить спутниковой геоскопии, всего в 20-ти километрах отсюда найдены довольно большие залежи камней!

Мак быстро выхватил из рук ассистентки распечатку с центрального компьютера.

-Черт возьми, Рэнди! – воскликнул старший ученый, — это нужно срочно проверить! Если эти данные верны, то мы просто не там копаем!

Рэндольф посмотрел в электронный бинокль в сторону горизонта, туда, куда опускалось второе, голубое солнце Озерона.

-Сегодня уже не успеть! – ответил начальник смены добытчиков и по совместительству главный инженер Рэндольф, — скоро стемнеет и атмосфера сгустится!

-Все равно, нужно еще подготовить экспедицию! – ответил Мак, — выезжаем завтра на рассвете! Как только воздух станет пригодным для дыхания!

На планете были крайне сложные для человека климатические условия. Непонятно почему, но с наступлением темноты в воздухе резко повышалась концентрация углекислого газа, и он становился непригодным для дыхания. Утром, в 6 утра, когда вставало первое, розовое светило Озерона, температура поднималась до плюс 30-ти по Цельсию, и состав атмосферы нормализовался. Это было оптимальное время для работы под открытым небом. К 14 часам на небосклон поднималось второе, голубое светило планеты, и температура воздуха стремительно росла до плюс 70-ти! Если кто-либо не успевал добраться до укрытия, он просто сгорал под палящими лучами голубой звезды. А в 18 часов оба светила опускались за горизонт и весь цикл повторялся снова…

К месторождению выехали втроем, ровно в шесть утра. Мак, Рэндольф и Кэрол отправились проверить все данные лично.

-Бак заправлен полностью! – сообщил Рэндольф, когда они уже мчались через пустыню.

Почва была твердая и каменистая. Никакой растительности на Озероне не было, что впрочем, было абсолютно неудивительно, учитывая климат планеты.

До места, найденного спутником, добрались меньше чем за час.

-Рэнди, тащи сюда бур на 5-ть метров! – прокричал Мак, вытаскивая из кузова вездехода дальнобойные зонды и глубинные сканнеры.

После того, как вся аппаратура была расставлена, ее подключили к аккумуляторным системам мощного вездехода. Было 8 утра.

Через час работы, анализа и расчетов, ученые обнялись.

-Есть! – кричал, обнимая товарищей Мак, — на глубине 500-от метров! Огромный пласт алмазов!

Они быстро свернули оборудование и погрузили все обратно. Рэндольф нажал на кнопку запуска вездехода. Машина взревела, лампы индикаторов на центральной панели зажглись зеленым светом. Через несколько секунд двигатель затих и все погасло.

-Только не это! – прошептал Рэндольф, — я вчера забыл взять дополнительный аккумулятор, а этот разрядили приборы!

Спорить и ругаться было некогда – до восхода голубой звезды оставалось всего три часа. Ученые осмотрелись. Насколько хватало глаз, была ровная поверхность.

-Быстро, пошли в сторону базы! – скомандовал Мак, — еще есть шанс дойти пешком!

15-ать километров преодолели за два часа, но сил практически не осталось. Рэндольф подвернул ногу и остался, крикнув, чтобы его товарищи продолжали бороться за жизнь, а его оставили.

В 13.00 Мак и Кэрол увидели небольшую скалу, от которой до базы был всего километр. До скалы было около трех километров. В 14 часов лучи света приобрели голубоватый оттенок – второе светило начало подниматься. Мак уже тащил обессилевшую Кэрол по земле. Температура стремительно росла, воздух обжигал легкие, а лучи светила, не защищенную кожу. В итоге, Мак единственный добрался до тени скалы и смотрел, как съеживается силуэт Кэрол под палящими лучами. А через несколько минут температура достигла 70-ти градусов и Мак закрыл глаза, облокотившись спиной на теплую скалу…