Скорбящий человек, одержимый манией

Выпив пару рюмок, Петр Иванович стал вспоминать обстоятельства гибели девушек, могилы которых он сегодня посетил.

Петр Иванович шел по весеннему городу и глубоко вдыхал свежий воздух. Настроение у мужчины было приподнятым. Пройдя бодрой походкой пару кварталов, он зашел в «городские цветы».

-Вам как обычно?! – спросила продавец, симпатичная блондинка.

-Да… — улыбнулся Петр ей в ответ, — и еще букетик из пяти вон тех белых гвоздик!

Из цветочного магазина мужчина вышел с четырьмя букетами цветов. Он шел своим обычным субботним маршрутом. В душе была скорбь и ни с чем несравнимое чувство восхищения самим собой.

Он был хорошо одет и гладко выбрит. Одинокий уже много лет, мужчина любил свою жизнь. Она не такая уж и скучная, как думали многие его соседи и знакомые, ведь Петр Иванович редко сидит дома…

Зайдя в хорошо знакомый скверик, мужчина подошел к одному из старых шахматных столов, в утреннее время еще пустующих. Разложив букеты с гвоздиками, он разделил их. Теперь у него было четыре букета по четыре гвоздики, вместо трех по семь…

Дальше он пошел, насвистывая грустную мелодию, прямо на центрально городское кладбище. Он любил это место. Здесь ему было спокойно и грустно.

Углубившись по центральной алее, мужчина присел у одного из многочисленных памятников. С гранитной плиты на него смотрела молодая девушка, лет 15-ти.

-Эх, жизнь… — проговорил Петр.

Посидев еще пару минут, он поднялся и положил у памятника букет из красных гвоздик. Он обернулся и покачал головой. Затем мужчина глубоко вздохнул, и прошел по другой алее на другой конец кладбища.

Здесь был памятник двум близняшкам подросткового возраста. Присев на скамейку, Петр Иванович долго сидел, всматриваясь в юные лица. Он скорбил…

-Извините, вы их родственник? – раздался голос за спиной.

Мужчина обернулся. В нескольких метрах стояла незнакомая женщина.

-Нет… — проговорил Петр, — просто у меня тоже две дочери примерно этого возраста…

Он соврал ненамеренно, полностью экспромтом. Женщина оказалась школьной учительницей этих девочек.

Посидев и погоревав вместе с учительницей, мужчина отправился на третью точку кладбища, запланированную им на сегодня. Сюда он нес последний букет – из белых гвоздик.

Земля здесь, перед этим надгробием, была совсем свежей. Молодую девушку, изображенную на большой фотографии, похоронили совсем недавно.

Положив цветы, Петр Иванович даже немного всплакнул. Одна слезинка прокатилась по мужской щеке.

-Вика Вика… — покачал головой мужчина.

Посидев еще немного, он ушел в бар, расположенный недалеко от главных ворот кладбища. Петр уселся за любимый столик у окна. Отсюда были видны несколько памятников на окраине погоста.

-Вам как обычно? – спросила официантка.

Он кивнул. Выпив пару рюмок, Петр Иванович стал вспоминать обстоятельства гибели девушек, могилы которых он сегодня посетил. Особенно свежи были воспоминания о последней девушке – Виктории. Мужчина до сих пор ощущал ее горячее дыхание и сдавленные стоны, когда он душил ее на заднем сиденье своей машины…

Между гибелью девушек проходило не меньше года. Он был очень осторожным. Но вот могилы посещал каждый месяц…

Прошел год. Петр Иванович снова шел по майским улицам и зашел в «городские цветы».

-Вам четыре букета красных? – спросила продавщица, увидев постоянного клиента.

-Да… — ответил мужчина и еще пять белых, пожалуйста…

Сегодня к обычному маршруту добавилось еще одно место. И сегодня до вечера он снова скорбил…

Здесь притаились ваши суперспособности будущего