Приговор себе

Майкл возвращался домой после тяжелого рабочего дня. На душе было паскудно. Сегодня ему пришлось отправить за решетку невиновного. Но это было сущим пустяком, по сравнению с событиями месячной давности. Воспоминания о казни Ротберга нахлынули на судью новой холодной волной.

-Берите деньги, или мы вообще заменим судью! – говорили ему главари преступного синдиката, — этот человек заслуживает смерти!

В итоге, поразмыслив, Майкл все же взял грех на душу. Он принял у преступников деньги и отправил боксера Ротберга на электрический стул. Приговор привели в исполнение неделю назад. А настоящий преступник был на свободе…

Единственным утешением для судьи была внушительная сумма денег на его банковском счету. Придя домой, он вручил супруге кольцо с бриллиантом.

-Ой, Майкл, — обняла его супруга, — ну зачем такие траты?!

Судья улыбнулся:

-Пустяки! Подвернулась небольшая шабашка!

Они поужинали, и Лиз пошла в постель. Майкл остался и еще немного поработал с бумагами в своем кабинете. Когда он уже собирался ложиться спать, была уже практически полночь. Он зашел на кухню попить воды и посмотрел в окно на улицу.

Смотрите также:  Магический рафинад

Майкл замер. Во дворе, в 50-ти метрах стоял какой-то человек, в боксерской пайте. Лица не было видно, так как уличный фонарь располагался за его спиной. Но судья знал твердо – это был казненный неделю назад Ротберг.

Слуга фемиды смотрел на неподвижный силуэт во дворе. Ему показалось, что мужчина сделал пару шагов по направлению к его дому.

В глубине комнаты зазвонил телефон. Хозяин быстро схватил трубку около входа на кухню:

-Да?!

В трубке была тишина. Потом раздались гудки, как будто повесили трубку. Майкл снова посмотрел во двор. Там было пусто, только ветер нес осенние листья, да продавец ночного киоска лениво покуривал под неоновой вывеской.

-Может, показалось? – успокаивал себя судья.

Но заснуть он смог только под утро. Весь следующий день мужчина чувствовал себя крайне плохо. Под вечер состояние немного улучшилось, и по дороге домой он купил цветы. Когда они вместе с Лиз ужинали, он снова посмотрел на улицу в окно и замер, не донеся вилку ко рту.

Смотрите также:  Позвольте поделиться с вами секретом «Русалочьи песни опасны для жизни»

Прямо в десяти метрах от окна стоял Ротберг. Боксер улыбался. Кожа на его лице вздулась от пузырей, после ожогов, полученных на электрическом стуле. Он смотрел на Майкла немигающим взглядом и улыбался уголком рта.

-Что с тобой?! – посмотрела на него жена, и проследив за взглядом мужа, посмотрела в окно.

А там уже никого не было…

-Я сейчас! – прошептал Майкл и кинулся к выходу из дома.

Он выскочил на улицу и оббежал весь дом вокруг. Он искал глазами боксера, но вокруг никого не было.

Вся сложность ситуации заключалась в том, что Майкл не мог рассказать никому о том, что отправил на казнь невиновного человека, который теперь его преследует.

-Что с тобой?! – вышла на порог супруга.

-Это тот боксер! – ответил судья, — которого казнили на прошлой неделе!

Лиз как-то странно посмотрела на взъерошенного мужа.

-Тебе показалось, милый! – взяла его под руку и отвела в дом жена.

Но на следующий день Майкл увидел обожженного боксера в доме, в гостиной. Тот сидел в кресле и смотрел на судью с молчаливым укором.

Так продолжалось около месяца. Закончилась эта история тем, что молодого судью госпитализировали в психиатрическую лечебницу в состоянии острого психоза.

-Уйди! Отстань! – кричал судья, вертя головой по сторонам…