Охранники боялись всматриваться в темноту, боясь там увидеть неведомое

Егор работал в охране на секретном объекте, в тайге. От засекреченной лаборатории до ближайшего населенного пункта было больше 200-от километров.

-Странные слухи ходят вокруг этого места, — говорил ему напарник, Тарас Карпенко, — говорят, тут раньше пропали несколько девушек!

Они стояли на одной из вышек на углу базы и осматривали территорию вокруг объекта. Куда ни глянь, везде был хвойный лес. Лишь с одной стороны, немного впереди поблескивало небольшое озеро. Егор, служивший до этого в инженерных войсках, отлично знал, что люди от скуки начинают сочинять небылицы.

Он работал в основном в дневную смену. Вокруг базы, по периметру шел 2-х метровый забор с колючей проволокой. По углам стояли наблюдательные вышки с мощными прожекторами, включавшимися по ночам. Иногда Егор патрулировал базу, а иногда его подключали к внешнему патрулю, обходившему периметр вдоль забора.

-Ну, пропали и пропали! – отвечал Тарасу Егор, — а что тут странного?

Товарищ посмотрел на него, а затем окинул взглядом лес вокруг озера.

-Это происходит в основном ночью, — проговорил Карпенко, — ребята говорят, что это жутко страшно!

Тарас поведал товарищу о том, что ночные патрули иногда видят и слышат около базы странные вещи. Кто-то видел силуэт девушки, парящий над землей, кто-то слышал странные разговоры в лесу.

-Я лично видел, — продолжал Тарас, — как ветер дул на север, а деревья гнулись на юг!

Но Егор не верил во все эти россказни. Мужчина был суровым прагматиком, хотя и не лишенным воображения.

Мужчины отдежурили до вечера, и отправились отдыхать. Утром Егор вышел на развод, собираясь заступать на очередную смену. Старший смены Пашинин почему-то сегодня задержался.

-Никулищев и Карпенко! – проговорил Пашинин, — сегодня вечером вы заступаете во внешний ночной патруль! У Збицкого острый аппендицит! Ночью отправили в город вместе с напарником!

Днем мужчины хорошенько отдохнули. Вечером им выделили еще одного бойца, Алексея Марченко. Трое мужчин заступили на боевое дежурство ровно в восемь вечера. Было уже темно. По периметру базы горели редкие фонари.

-Холодно сегодня! – передернул плечами Марченко, — хотя ветра вроде нет…

Около полуночи, когда охранники шли вдоль северной стены, в 300-ах метрах от озера, в лесу раздавались какие-то странные звуки.

-А вдруг хищники? – прошептал Карпенко, — а у нас только ножи и дубинки!

Было немного жутковато. Мертвый безжизненный лес и еле уловимый ветер. До ближайшего фонаря еще довольно далеко – около 200-от метров.

И тут в стороне озера раздался душераздирающий женский крик. К нему присоединился второй, немного другой по тональности. Крик был настолько страшным, что кровь останавливалась течь в жилах. Вопль доносился то слева, то справа от озера. У мужчин кровь «застыла» в жилах.

-Господи боже… — прошептал Марченко, — что же это…

Они пошли дальше вдоль забора, к спасительному фонарю. Слева в лесу что-то щелкало и клацало. Слышался топот конских копыт. Когда он затихал, со стороны леса доносился неясный шепот. Слов было не разобрать, но они навевали первобытный ужас.

И тут Карпенко не выдержал и побежал вперед. Егор рванул за ним. Запыхавшись, мужчины остановились через сто метров, под фонарем. Марченко нигде не было.

-Возвращаться я не буду! – проговорил Егору Тарас, — даже не предлагай!

В стороне озера слышался странный лязгающий металлический звук, будто кто-то волочил по земле цепи. Охранники боялись всматриваться в темноту, боясь там увидеть неведомое.

Они вернулись на базу и рассказали о случившемся руководству, солгав, что Марченко сам рванул в лес. Поисковая операция в течение двух последующих суток не принесла никаких результатов – Марченко не нашли.