Сильный антарктический ветер гнал редкие снежинки по льду. Протяжный вой от этого ветра не мог проникнуть через толстые стены и большие панорамные окна наблюдательной станции «Север 2», но отлично проникал через вентиляционные ходы.

-Опять буря приближается… — проговорил Витя Корнев.

-И температура падает! – отозвался Игнат Ковалевский, сидящий за компьютером.

Двое полярников работали на одинокой станции в Антарктике уже больше года. В задачу мужчин входило отслеживание и регистрация показаний синоптических приборов, а также их настройка и наладка, в случае возникновения мелких неисправностей. База состояла из шести помещений, соединённых общими коридорами. Благодаря данным, отправляемым через спутник на большой материк, полярники вносили свой вклад в точном прогнозировании погоды.

-Ну что, опять сыграем в «города»? – предложил Витя, — или в «трёхлитровую бутыль»?

-Нее… — ответил напарник, — надоело…

Они немного помолчали, а затем Игнат пошёл покурить. Перед тем как зайти в небольшую каморку-курилку, расположенную около склада, мужчина достал припрятанную в ящике стола флягу и отхлебнул два больших глотка коньяка.

Когда он вернулся, Виктор снова сказал странную фразу:

-Мне сегодня приснился странный сон… будто бы я умер, а потом переродился в новом теле и вернулся к своей семье!

Наедине друг с другом

Они уже неоднократно обсуждали темы о смерти и реинкарнации, загробной жизни и вообще, разговаривали обо всём, что с этим связано. Да и мало ли, о чём можно не успеть поговорить, когда сидишь вдвоём на краю мира? Времени было так много, что мужчины уже порядком друг другу надоели, а назойливый Виктор всё никак не успокаивался:

Смотрите также:  Люди избегали появляться в этом селе из-за потусторонних сил со странными звуками, и непонятными вещами, особенно ночью

-Ты мне так и не ответил, тебе снилось когда-нибудь что-то в этом роде?!

Но Игнат не хотел разговаривать. Он уже месяц, как понемногу сходил с ума от болтовни этого толстого учёного. Он уже не раз намекал ему, что ему хочется отдохнуть и просто полистать книгу, но этот болтун никак не унимался.

-Дай мне покоя! – резко сказал Игнат, — мне надоела твоя болтовня про смерть и прочую чепуху!

Витя ненадолго замолчал, а потом сказал:

-Ты себя грубо ведёшь, напарник… Этому есть объяснение… хочешь, я научу тебя справляться с этим?

Он встал и, подойдя к Игнату, положил руки ему на плечи. И это стало последней каплей. Ковалевский схватил железную кружку и с размаху ударил напарника в лоб.

Виктор отлетел к стене и схватился рукой за голову. Перед глазами всё поплыло, а между пальцами появились струйки крови – у него было рассечение кожи над правой бровью.

-Ты что, спятил? – прошептал учёный, — что ты творишь? Я научу тебя методике успокоения! Нужно…

-Закрой свою поганую пасть! – прокричал Игнат и двинулся на товарища.

Смотрите также:  Фэнтези про любовь, которые любят читать дамы после 18+

Витя понял, что теперь нужно спасать свою жизнь  — его напарник обезумел. Он поплёлся прочь по коридору, стараясь добраться до кухни, где можно было закрыться на замок.

Это было удивительно, но Игнат не погнался за ним, но Витя опасался, что он пошёл в обход, ему навстречу.

Так и получилось: когда раненый Виктор подходил к кухне, снизу вылетела нога товарища, и учёный растянулся на полу, больно ударившись рёбрами.

-Ты хочешь убежать от меня, толстяк? – вышел поставивший подножку Ковалевский, — это не так просто сделать, Витенька.

И он сильно ударил лежащего сапогом по рёбрам. Раздался хруст и Виктор почувствовал, что пару рёбер сломаны. Мужчина застонал, а Игнат нанёс ещё два удара ногой. Когда Витя уже был в полуобморочном состоянии, Игнат взял его за ногу и потащил по полу на кухню со словами:

-Тебе интересна смерть? Я покажу тебе, что это такое…

Когда через неделю на станцию прибыла группа спасателей, пятерых мужчин вырвало от увиденного зрелища. Кухня на базе превратилась в какую-то скотобойню. Повсюду была кровь и куски человеческого мяса. Ковалевский сидел в кресле с пилой в руках и тупо улыбался. Это удивительно, но Виктор был всё ещё жив. Спятивший напарник мучил его неделю…