Мы еще можем его спасти…

Странным был этот новый сосед, Кирилл Игнатьевич. Олег никак не мог взять в толк, где же все-таки работает, и чем конкретно занимается этот ученый исследователь.

-Мы создаем новейшие технологии будущего! – рассказывал за рюмкой коньяка сосед Олегу, — если у нас все получится, то в медицине и биологии произойдет настоящая революция!

Олег тогда не очень-то обращал внимание на россказни нового соседа. Тем более, у мужчины было полно своих проблем, связанных с недавним переездом. Жена постоянно напоминала о необходимости сборки мебели в комнате их сына, 16-ти летнего Антона.

Также следовало проложить новую проводку на кухне, чтобы, наконец, закончить там ремонт. Но будучи от природы «мягким», отзывчивым человеком и математиком по образованию, Олег спокойно реагировал на частые, практически ежедневные визиты соседа-ученого.

-Что, опять профессор неврологических наук скоро придет?! – шутила в полшестого жена.

«Профессором неврологических наук» называл себя сам Кирилл Игнатьевич. Он всегда приходил в гости к семье Соловьевых около шести вечера. Так и произошло в тот день…

Ровно в шесть часов раздался звонок в дверь. Кирилл Игнатьевич стоял на пороге с бутылкой дорогого коньяка в руках.

Мужчины выпили, сидя в зале за столом, и «профессор» начал рассказывать про очередные научные открытия.

-Что-то Антона долго нет… — проговорила Марина, глядя в окно на темную улицу.

Подросток пошел с друзьями на каток еще в обед. Мать «как чувствовала» неладное, потому как через несколько минут зазвонил городской телефон.

-Алло? – подняла трубку Марина.

Мужчины смотрели, как бледнеет, слушая чей-то голос в трубке женщина. Через несколько секунд она выпустила трубку из рук и села у стены:

-Звонили из центральной больницы. Антона сбила машина. Насмерть…

И она лишилась сознания. Первым пришел в себя ученый.

-Мы еще можем его спасти! – воскликнул Кирилл Игнатьевич, — быстро, поехали в больницу за твоим сыном!

Когда Олег вел машину по темным улицам города, он практически ничего не соображал. Профессор всю дорогу сыпал, какими то терминами. Когда они подъехали к зданию больничного морга, ученый побежал внутрь вместе с Олегом.

Они забрали погибшего сына Олега и положили тело на заднее сиденье машины. Кирилл Игнатьевич задержался на несколько минут в морге, а затем появился с двумя санитарами и большим черным полиэтиленовым мешком.

-Открывай багажник! – прокричал Кирилл Игнатьевич.

Олег тупо подчинился. Неизвестного, как потом выяснилось, мужчину погрузили в багажник.

Теперь за руль сел профессор. Умело петляя по улочкам города, он выехал за город и устремился к своему научному комплексу.

-Этот парень, который в багажнике, еще жив! — объяснял Олегу ученый, — по всем признакам, он бомж. Оказывается, очнулся только что, после клинической смерти! Его никто не будет искать! Я за него заплатил «кругленькую» сумму!

-Но он же там задохнется, в мешке! – воскликнул Олег.

-Нет, мы его расстегнули! – быстро ответил ученый.

Когда они прибыли в комплекс, Кирилл Игнатьевич вызвал по внутреннему селектору каких-то помощников. Пятеро мужчин в белых халатах, появившиеся около машины через минуту, четко слушались Кирилла. Они забрали и Антона и второго, в полиэтилене.

-А ты жди здесь! – строго сказал Олегу Игнатьевич, — мы попробуем трансферировать мозг твоего сына в этого нищего парня!

Не поняв значения этих слов, Олег остался ждать внизу. Через два часа Кирилл Игнатьевич лично за ним спустился, и провел по белоснежному коридору в одну из стерильных палат.

На кушетке лежал незнакомый молодой парень, который увидел Олега и проговорил:

-Привет, пап!