Комната страданий

В железную дверь, соединяющую зал с соседней комнатой снова ударили с обратной стороны окровавленным кулаком.

-Может, облегчим его страдания? – усмехнувшись, проговорил Чак.

Его товарищ Тизер провел пальцами по струнам гитары и скривился:

-Ну что ты, дружище! Мы ведь не убийцы!

-И то так! – улыбнулся во весь рот Чак, — скоро сам окочурится!

На журнальном столе в зале лежало раскрытое портмоне мужчины, который находился в соседней комнате. Эта комната представляла собой что-то вроде звуконепроницаемого сейфа с прорезиненными стенами. Сквозь замочную скважину и щели просачивался смрад человеческих испражнений и мочи.

-Давай еще раз посмотрим фотографии этого Билла! – предложил товарищу Тизер, — у него такая симпатичная жена! Наверное, уже совсем с ума сходит!

-Да уж! – ответил второй умственно отсталый, — сколько он уже у нас? Поди девятый день? Она уже наверняка смирилась!

В дверь изнутри комнаты снова ударили кулаком. Четко слышался звон, который характерен при ударе кости о металл.

-Он нам запачкает своей кровью всю дверь! – проговорил Чак, — но ничего, мы потом ведь хорошенько отмоем нашу комнату страданий перед очередным гостем?!

-Даже не сомневайся друг! – хлопнул его по спине Тизер, — я ведь не зря купил в кредит новенький «керхер»!

Они взяли фотографии, выпавшие из кошелька несчастного мужчины. Очередного узника Тизер привез почти девять дней назад, из бара «Ночной гость». Тот был в стельку пьян и очень удивился, когда пришел в себя в замкнутом пространстве комнаты страданий. Вот уже восемь дней Билл Торнтон был без еды и воды…

-Смотри, какая у него все-таки красивая дочь! – прошептал, бренча на гитаре Тизер, — интересно, она любит своего папашу?

-А интересно, друг, — проговорил Чак, — если его сейчас выпустить, он будет дальше жить нормально? Или он уже сошел с ума?

Ляп! Очередной раз что-то с чавканьем врезалось в двери с той стороны.

-Ууу выыы…. – доносились звуки изнутри прорезиненной комнаты.

-Он что-то нам говорит! – улыбнулся Тизер, — смотри, сколько у него кредиток! Не то, что у нас! Аж ни одной!

-Дааа… — согласился второй сумасшедший, — многого добился в жизни человек… Не то, что мы, обалдуи…

Чак подошел к телевизору и выдернул шнур из розетки.

-Уже скоро! – проговорил Тизер, — удары его становятся все слабее…

-Теперь твоя очередь его закапывать! – рассмеялся Чак, — я только две недели назад зарыл тех двух сестричек!

-Кстати, Чак! – вскочил Тизер, — сыграй мне еще разок ту песню, которую ты написал про этих близняшек!

Чак взял гитару и начал играть песню собственного сочинения.

-И вот вы у нас в гостях – пел он первый куплет.

А Тизер тем временем прошел на кухню и открыл шкаф. На его полках лежали кучки вещей, накопленных душевно больными друзьями за несколько лет. Тут были десятки портмоне, стопки фотографий, кучки драгоценностей и даже вещи. Тизер надел ожерелье и серьги девушек, которые томились в их комнате страданий целых две недели, пока не погибли. Он также надел их шарфики и шапки.

Когда он в таком виде вышел из кухни в зал, Чак начал петь еще громче, а Тизер пустился в пляс, подпевая другу:

-Вы ведь сами с нами пошли, и судьбу свою нашли…