Домна гибели

Эта история началась еще в далеком 1895-ом году. На металлургическом заводе имени Тро…го, в тот год было множество экскурсий.

-А вот здесь у нас листовой металл подвергается прокату, — рассказывал директор недавно открытого завода – а теперь прошу за мной в самую жаркую часть нашего завода, в литейную!

Сегодня директор водил по заводу журналистов из других городов, которые собирались написать про сталеваров целый разворот в своих местных газетах. Когда трое девушек и два парня проходили по мостикам, вокруг огромной доменной печи, у них захватывало дыхание от такого зрелища.

-Советую не подходить близко к бортам, — говорил им директор, — прямо над домной температура может достигать 60-ти градусов по Цельсию, и даже выше!

Журналисты с замиранием сердца подходили маленькими шажочками к бортику и смотрели вниз, где в огромной горловине доменной печи плавился металл. Оранжево-красная лава бурлила внутри огромного котла, диаметром в пять метров и высотой в семь.

И тут голова у одной из девушек закружилась. Падая, Тамара Волошенко схватилась за протянутую руку журналиста Максима Токарева, и у того поехала нога. Дело в том, что некачественная резина на его летних мокасинах оплавилась, и теперь подошва стала очень скользкой.

Кто-то рассказывал про другие версии произошедшего, якобы эти двое были парой, и на мостике над домной поссорились и начали толкаться. В любом случае, итог был один – двое молодых людей упали в печь. Родители рыдали и были безутешны.

-Нам ведь даже нечего положить в могилу! – говорил отец парня, — не брошу ведь я в яму кусок железа!

Тела упавших в печь молодых людей расплавились полностью, без остатка исчезнув в кипящем металле. После инцидента домну закрыли на несколько месяцев, пока шло следствие и разбирательство.

Прошло полгода и завод заработал вновь. Только теперь все боялись ходить над плавильной печью. Но через год про неприятный случай все позабыли и вся работа пошла своим чередом. Но иногда про случившееся все же приходилось вспоминать вновь.

Русские начинающие авторы| У рабочего из цеха готовой продукции Игнатова, когда он проходил над печью, зазвонил мобильный телефон. Мужчина поднял трубку, и телефон выскользнув из рук, запрыгал по мостику. Стараясь его поймать, Игнатов споткнулся и полетел в домну.

Но этого никто не видел. Все произошедшее было чистой воды «восстановленным сценарием развития событий».

-А куда еще он мог деться?! – говорил начальству старший следователь, — телефон лежит на мостике прямо над домной, а человека нет!

Дело закрыли, объявив Игнатова погибшим. Все снова сторонились этой печи. Но этого оказалось недостаточно. Через два года, когда двое рабочих бригады загрузки проходили рядом, чтобы проверить температуру внутри печи, внезапно открылся люк загрузки. На двоих бедолаг хлынул раскаленный поток. Один сгорел на месте, а второй успел отпрыгнуть, но получил ожоги несовместимые с жизнью. Он скончался в скорой, по пути в больницу.

-Я уже не знаю, что делать с этой проклятой плавильной печью! – говорил на общем собрании коллектива директор, — принимаются любые предложения!

Было решено вызвать священника, чтобы прочел молитву и освятил домну. Но в момент, когда служитель церкви читал молитву, на него сверху упал кусок оплетки доменной печи.

-Боже мой… — роптали рабочие.

Кусок железа, весом в два килограмма пролетел семь метров и вонзился прямо в темя священнику. После этого все рабочие плавильного цеха написали заявление на расчет…


Дорогие читатели, пожалуйста, оставляйте сайт в закладках и делитесь им в соцсетях, это очень помогает развитию сайта и стимулирует для вас писать лучше и чаще.