«Безобидный» чудак, которого остановил только священник.

Я запомнил эту историю на всю жизнь. Только закончилась первая мировая война и на улицах нашего городка царили запустение и бедность.

-Ты чего тут торчишь в одиночестве? – спросила гадалка Тамара, проходя мимо меня.

Я же, 16-ти летний подросток думал о том, чем мне дальше заниматься в жизни. Я посмотрел на Тамару. Она была когда-то очень симпатичной, но теперь годы взяли свое: глубокие морщины пролегли на лбу и вокруг глаз.

-Да вот, думаю, чем заняться… — ответил я ей, — то ли в кузнечную к Макарычу, то ли в поля, к пахарям…

Она снова достала книгу с разными обрядами и колдовскими «штучками». Тамара всегда носила эту старую книгу с собой, но откровенно говоря, у нее практически ничего не получалось, как бы внимательно она не следовала советам из книги.

-Сейчас мы попробуем призвать духов на помощь! – проговорила гадалка, — пусть посоветуют, куда тебе лучше податься…

И тут я увидел его. Этого «безобидного» чудака на нашей улице знали все. Никто точно не помнил, откуда он взялся и как его на самом деле зовут. Почему-то ему дали прозвище «Егорка» и оно быстро прижилось.

Этому странному мужику было лет сорок – сорок пять. Еще в годы войны он поселился в полуразвалившейся хибаре в конце улицы. Жил он на продуктовые подачки и изредка помогал тянуть телеги с полей. Он был очень неряшлив и совсем не следил за своим внешним видом. Когда его борода и усы уже совсем вызывали смех и шуточки окружающих, дворничиха баба Матрена брала у цирюльника ножницы и загнав Егорку в угол, обрезала ему бороду и усы.

-Нет, не надо мне гадать! – ответил я Тамаре, — вон, опять за нами Егорка смотрит…

Не знаю почему, но мне этот странный мужичок не нравился. Я не раз замечал, что когда звонят колокола на городской церкви, Егорка вскрикивает и корчится от боли. Когда я рассказал об этом священнику, то тот строго посмотрел на меня и отвернулся.

-Это неправильно, шпионить и доносить на людей! – ответил мне тогда святой отец, — этот человек никому не сделал ничего плохого. Возможно, у него осталось какое-то душевное потрясение, связанное со звоном колоколов. Может, его били во время какого-то церковного праздника. Бывает такое, Кирилл…

Больше я никому про свои наблюдения не рассказывал. Я иногда видел, как этот «безобидный» чудак что-то бормочет себе под нос, хотя ни с кем из жителей города он не разговаривал, словно был немым.

А после я стал за ним наблюдать и теперь знал четко – во время церковных праздников Егорка забирается в подвал под своей хибарой и сидит там сутки.

-Ну как знаешь… — ответила Тамара, — пойдем тогда ко мне, поможешь вынести старый диван…

Они отошли от скамейки уже метров на сто. Тамара о чем-то щебетала и вдруг остановилась.

-Моя книга! – воскликнула гадалка.

Они обернулись. Егорка подошел к скамейке и поднял забытую гадалкой книжку. «Чудак» принялся изучать страницу за страницей.

-Он что, умеет читать?! – воскликнула Тамара, когда до скамейки оставалось уже метров двадцать.

Но оказалось, что Егорка умеет не только читать. Он как будто вспомнил или осознал свое предназначение. Эзотерическая книга, с которой не могла совладать гадалка, теперь была раскрыта на какой-то особо сложной странице. Егорка водил по ней пальцем и говорил вслух какие-то заклятия.

Затем он стал рисовать в воздухе какие-то странные, замысловатые фигуры. На улице уже собралась небольшая толпа наблюдателей. Вокруг «чудака» стал появляться светящийся купол и у всех приоткрылись рты.

-Что он делает?! – недоумевала Тамара, — Егорка, перестань!

Но Егорку уже было не остановить. Тамара хотела подойти ближе, но я вовремя ее остановил:

-Стой, отойдем подальше!

Как только мы отошли на несколько метров, Егорка воздел руки к небу и вокруг него завертелся черный хоровод. По улицам полетели черные тени и зазвучали зловещие стоны.

Непонятно откуда появился святой отец и захлопнул книгу. Все черное действо сразу закончилось. Священник взял Егорку за руку и повел прочь. Больше мы его не видели.

-Вот вам и безобидный чудак… — проговорил кто-то из жителей.