В будущем не осталось места для тюрем и исправительных заведений. Ушла и потребность в физической силе – за людей все делали машины и роботы.

 Глава корпорации «Искупление» Тимур Заянов сегодня шел на брифинг, собираясь выступить перед населением всей планеты. Ученого сегодня можно было увидеть на экране в любой точке планеты.

-Мы больше не будем сажать человека на долгие годы, для того, чтобы он исправился! – вещал с экранов Тимур, — благодаря нашей новейшей разработки, для реабилитации преступника понадобится всего месяц! А если он неисправим, система автоматически это распознает и продлит срок «перевоспитания»!

Согласно новой методике, приговоренного погружали в специальный кибернетический сон, контролируемый медикаментами и особыми компьютерными программами. На беднягу одевали десятки датчиков и даже вводили в вены и слуховые проходы специальные контрольные зонды. Месяц, который приговоренный проводил в кровати, на самом деле равнялся десятилетиям внутри программы, соответственно законам сна…

Конечно, глава корпорации не упомянул обо всех тонкостях процесса «перевоспитания». На словах это звучало как «Серия сложных в психологическом и физическом плане испытаний». На деле же, приговоренный отправлялся в мир бесконечных страданий и боли, где слабый духом просто не имел шанса на выживание. Такого заключенного, который погибал в этом сне, программа быстро квалифицировала как «неисправимого» и его благополучно кремировали. И таких было не мало – программа была очень суровой…

Прошло десять лет…

…Джеф убегал темными переулками. Молодой парень просто не имел другого выхода, как воровать. Его дочь была тяжелобольная, а медикаменты сегодня стоили немыслимо дорого. Вот и сейчас, молодой преступник уходил от полицейской погони, неся под курткой два новейших чипа, украденных прямо с киберлотка.

-На месте! – закричали полицейские, возникшие прямо перед ним.

Программные полицейские «зероги» больше не будут сажать людей

Над головой пролетели два полицейских дрона, и Джеф понял – он попался. Его приговорили быстро – две недели «исправительного сна». Когда все процедуры были закончены, молодая девушка в белом халате сделала ему укол и прошептала:

-Держись, красавчик! Возвращайся законопослушным человеком…

Он пришел в себя в каком-то поле. Слева были серые высотки какого-то города. Время было сумеречное, и Джеф пошел вперед, к городу.

-Эй, новый, сюда быстро! – прокричал ему кто-то из зарослей вдоль пустого шоссе.

Осужденный неуверенно пошел на источник голоса. Внезапно из травы поднялись двое и накинув ему на голову мешок, куда-то поволокли.

-Ты уверен, что он не коп? – спросил один из неизвестных.

-Да, я видел, как он появился! – ответил второй, — синее свечение! И прибор показал отправку из корпуса приговоренных!

Как оказалось позже, Джефа взяли к себе представители сопротивления программе.

-Если бы тебя не забрали мы, — говорил ему через несколько минут Квентин, один из лидеров сопротивления, — тебя бы сейчас уже пытали и мучили Зероги!

Зерогами здесь называли программных полицейских и надзирателей. Эти сволочи были просто асами в вопросах «ломания» человеческой психики…

-И что вы планируете? – спросил у новых знакомых Джеф, — как можно противостоять программе, находясь во сне?

И они ему рассказали свою теорию. Оказалось, что для поддержания целостности, программа использует энергию заключенных и даже подключенных к процессу полицейских.

-Если проникнуть в главный модуль и найти генератор, — проговорил Квентин, — то мы могли бы создать перегрузку, от которой программа бы вышла из строя! Для этого потребуется больше двух сотен приговоренных и десятки копов! Нужно будет взяться за руки вокруг генератора, а потом потянуть за рубильник…

Последующие два десятка лет, Джеф посвятил себя борьбе с программой, выискивая и вербуя новеньких, нападая на карательные отряды и захватывая полицейских. Когда они совершили пробный заход, ото сна очнулись сразу две сотни заключенных…

Здесь притаились ваши суперспособности будущего